Пресс-центр Выступления и интервью

К депутату часто приходят как к прокурору

Как идет борьба с последствиями чернобыльской катастрофы, нужен ли нашим странам единый учебник истории и как сделать молодежь инициативнее, «СВ» рассказал член Комиссии ПС по вопросам экологии, природопользования и ликвидации последствий аварий

ВРЕМЯ ЗАМЕДЛИЛОСЬ

- Среди экологических вопросов российско-белорусской повестки самый серьезный касается территорий, пострадавших тридцать лет назад от взрыва в Чернобыле. Вы бывали в тех местах. Какие ощущения?

- Не так давно с членами комиссии ездили в Полесский радиационно-экологический заповедник. Ощущения опасности лично я не испытывал. Хотя надо отметить, что там стоит почти зловещая тишина. Ведь до сих пор из-за повышенного радиационного фона на эти территории не пускают людей. Жизнь там словно замедлилась. Мы даже поднимались на контрольную вышку, с которой были видны заброшенная чернобыльская станция и саркофаг. После посещения прошли специальное обеззараживание. Кстати, были там без специальной одежды. Хотя после осмотра обувь помыли, а также руки и лицо.

- То есть там становится не так опасно?

- Загрязненных территорий все меньше, но сложных участков еще достаточно.

- Что сегодня делает Россия для преодоления последствий трагедии 1986 года?

- Наши территории зацепило со стороны Брянской области. Как у нас, так и в Беларуси все еще остаются земли, которые необходимо вернуть в сельскохозяйственный оборот. Возвращено уже много, но есть еще над чем работать. Самое важное на сегодня - не допустить разброса радиоактивных остатков за контролируемые участки. И немаловажно не допускать пожаров в этих зонах, потому что при помощи ветра радиоактивные осадки очень легко могут разнестись на «чистые» территории.

- Периодически появляется информация о зависших вопросах, по реабилитации людей после аварии, например?

- Ничего нерешаемого вроде бы нет. Просто некоторые темы требуют много времени. Как финансировать реабилитацию, как ремонтировать, например, технику, которая работает на противопожарной обработке лесов на загрязненных территориях? К сожалению, тут есть некоторые задержки, связанные с вечным межведомственным согласованием. Один чиновник не может договориться с другим: МЧС видит так, Минфин видит по-другому. И это все задерживает. А техника бездействует. Иначе говоря - часто, пока до президентов не дойдет, чиновники как дети между собой не могут договорится по-людски.

НА РУЧНОМ УПРАВЛЕНИИ

- С каким бедами к вам чаще всего обычные люди обращаются как к депутату?

- Это сильно зависит от местности. В больших городах - вопросы имущества, что-то у кого-то изъяли, что-то недодали, вопросы пенсий, ЖКХ, обманутых дольщиков, различные виды мошенничества. На селе чаще встают проблемы транспортного обеспечения, дорог. В Беларуси, кстати, последней беды почти нет. У нас к народному избраннику часто приходят как к прокурору. Стучатся отчаявшиеся. Но ведь люди не понимают, что мы зачастую начинаем ходить по тому же кругу. Даже если полсотни депутатов замшелому бюрократу напишут, то ответ все равно будет шаблонным.

- На каком этапе депутаты подключаются к решению зависших проблем?

- Образно говоря, когда трактор в землю еще не врос, но риск того, что это может произойти, велик. Например, мы вместе с еще одним представителем нашей комиссии Николаем Валуевым съездили в Хойники (недалеко от места аварии на ЧАЭС) и увидели, как мелкие не решенные бюрократами проблемы мешают людям жить. Долгие согласования, какое-то недопонимание. Плевые вопросы, которые могут не решаться годами. Вся проблема в том, что очень мало кто может принимать решения и за них отвечать. Это наша болезнь.

- Но ведь болезнь как-то лечить надо?

- На ключевые посты лучше ставить человека, который берет на себя смелость принимать решения. Пускай он ошибется где-то. Но это лучше, чем вообще ничего не делать. Самое страшное, что я видел, - это «прямая линия» с президентом. Это когда люди обращаются к главе государства с теми проблемами, с которыми должен справиться любой чиновник. Напоминает компьютерную игру - лидер страны сидит и вынужден гонять эти танчики по полю нерешенных проблем. То есть получается, что глава государства вручную управляет мелочами. И тогда возникает грустный вопрос - зачем тогда все остальные нужны?

- В последнее время трения, которые возникают между нашими странами и которые, наверное, неизбежны в сложных вопросах, преподносятся в некоторых СМИ чуть ли не как начало раскола. Почему это происходит?

- Сейчас некие внешние силы пытаются расшатать дружбу России и Беларуси. Но вбить клин внутри единого народа у них вряд ли получится. Ведь наше восточнославянское единство восходит к давнему историческому прошлому. И уже слишком много сделано для того, чтобы Союзное государство оставалось прочным залогом будущего развития.

Молодым дорогу

ЗНАЧИТ, НУЖНЫЕ КНИГИ ТЫ В ДЕТСТВЕ НЕ ЧИТАЛ….

- Знаю, вы занимаетесь вопросами казачества. В Беларуси представители этой прослойки общества тоже есть. Как происходит взаимодействие между сябрами и российскими казаками?

- Очень конструктивно общаемся. Атаманы и есаулы из Синеокой участвуют и во всемирных мероприятиях казачества, которые проходят в Новочеркасске Ростовской области. Для меня Союзное государство, сама Беларусь неотделимы от идей русского мира, на которых стоит казачество и о которых так часто говорит Владимир Путин. Для меня связь с этой страной прямая - моя бабушка родом оттуда. Вот почему я это воспринимаю как единую Родину с большой буквы.

- Поможет ли укреплению наших отношений появление единого учебника истории, о чем задумались на истфаках БГУ И МГУ?

- Это станет правильным шагом. Самое главное, чтобы формулировки, которые там появятся, отражали нашу единую точку зрения. История - такая наука, что любая запятая может оказать разрушительное влияние на наши отношения и на все последующие события. Именно поэтому важно прийти все-таки к какому-то общему знаменателю.

- В прошедшем году часто звучали пожелания в сторону молодежи быть более инициативными, ответственными. Какие учебники нужны, чтобы воспитать эти качества?

- Безынициативность очень тяжело перевоспитать. И чем взрослее, тем тяжелее. Боюсь, такие вещи трудноизлечимы. Если человек сам не желает, то научить его хотеть сложно. Это качество надо воспитывать с самого детства. Возможно, один из выходов - волонтерство. Это приучает к ответственности и сочувствию. Когда ко мне приходит молодежь с идеями, то я всегда помогаю таким ребятам. Ими обязательно должен двигать какой-то интерес. Самые активные ребята скоро будут у нас кандидатами в депутаты городских и сельских советов.

- Что, на ваш взгляд, необходимо для гармонизации отношений внутри Союзного государства? Вот, например, белорус едет в Россию лечиться как свой, а россиянин в Беларуси вынужден нередко платить как иностранец.

- Но такая проблема встречается и в гостиницах. Возможно, в этом вопросе нужно изменить какие-то ведомственные инструкции. То есть на россиян должны распространяться внутрибелорусские цены. Еще лет десять назад в РФ было точно так же в отношении людей из Синеокой. Но от этого мы отошли, а в Беларуси пока еще не везде. Все дело в том, что в законодательствах наших стран не все моменты еще четко отражены. Хотя должны. Хорошо бы прямо в паспортах прописать, что мы граждане Союзного государства.

Источник: Союзное вече

Ключевые слова: депутат, Шперов, чернобыльская АЭС, история, молодежь

© Парламентское Собрание Союза Беларуси и России

Обратная связь