последние
интервью
21/05/20

12/05/20

08/05/20

Пресс-центр Выступления и интервью
18/03/20
Международная деятельность

Мы один разделенный народ

Россиянам скоро предстоит голосовать за поправки в главный документ страны. Первые изменения исходили от президента Путина и носили социальный характер. Поэтому вызвали бурный отклик и быстро обросли дополнениями.

 АГЕНТЫ НЕ 007

- Вы как депутат Госдумы вносили поправки - запретить зарубежное гражданство, владеть недвижимостью чиновникам, депутатам и ближайшим членам их семей.

- Ограничение права владения зарубежной недвижимостью не я придумал. Их прописали для кандидатов в президенты России. Нельзя быть гражданином иностранного государства ни в прошлом, ни в момент работы. Почему для президента ограничения установлены - самому, супруге, несовершеннолетним детям нельзя иметь имущества, нельзя иметь счетов за рубежом, а остальным можно?

Предложил для чиновников и депутатов такую норму, но полностью ее не приняли. В прошлом быть иностранным гражданином - это разрешили, если приступил к работе - тогда нельзя. Нам в парламентарии, в министры можно заслать кого угодно из Америки и других стран. Но тут вопрос: на кого они работать будут, если всеми потрохами на Западе? И жилье там, и дети, и деньги. А законы для Российской Федерации пишут, по которым сами не живут. Но эти ограничения не одобрили.

- Можно ли их прописать в других законах?

- Можно. Это даже и необязательно тащить в Конституцию. Есть Закон о Правительстве. Есть Закон о выборах депутатов Государственной Думы и о формировании Совета Федерации. Планы у нас есть. Мы все равно проделаем эту огромную работу. Эти предложения пока будут лежать и ждать своего часа. Рано или поздно ситуация изменится.

НЕОПРЕДЕЛЕННЫЙ СТАТУС

- Вопрос о Центробанке России приобретает особую остроту в связи с начавшейся глобальной игрой на нефти, отказом России от сокращения добычи по ОПЕК+.

- Вопрос, с одной стороны, юридический, с другой - политический. Юридический - когда мне говорят: давайте ЦБ сделаем Государственным банком. Спрашиваю в ответ: кому его подчиним? Премьеру, президенту? А в самом деле, кому? И в советское время Госбанк подчинялся не хозяйственным руководителям, а Политбюро или Президиуму Верховного Совета. Я изучал этот вопрос. Хозяйственникам отдавать его нельзя, они там начнут печатать деньги, которых всегда не хватает.

Можно констатировать одно: все банковские системы мира между собой связаны. Включая банки Великобритании, ФРС США. Мы же туда ринулись интегрироваться очертя голову. Теперь только начинаем почесываться - то тут колет, то там жмет. Потому что все такие финансовые институты созданы для стран «золотого миллиарда» - США, Британии, Германии, Франции. А мы туда зашли, в то же ВТО, нас выжимают, как лимон.

Мы вносили поправку в Конституцию, чтобы основной задачей ЦБ было не только укрепление рубля. Чтобы он способствовал развитию экономики. Когда нам говорят, что основная задача - таргетировать инфляцию, получается, что задача эта выполняется ценой снижения уровня жизни населения и замедления роста экономики. Закусили удила и продолжают таргетировать шестой год. Мы чего хотим, остановить промышленность и не платить зарплат и пенсий? Тогда инфляция точно будет нулевой.

Поэтому и ставим вопрос - придать такой статус Центробанку, чтобы влиять на его политику мы в России могли в национальных интересах. Пока что инфляция - всего три процента, зато кредитные ставки запредельные, могут быть 21 процент, где еще в мире вы такое найдете? Статус ЦБ так и завис неопределенным, поправки не приняты.

«Мы один разделенный народ»

Что мешает интеграции, и как эти помехи можно преодолеть.

- Как нам объединить усилия? Или нам так и предстоит слышать бесконечные споры по цене на нефть?

- Мое мнение - что мы в России, Беларуси и на Украине - один разделенный народ. Мы говорим на одном языке. Из-за тех, кто развалил СССР, мы оказались по разные стороны. У меня самого супруга с Украины и половина родственников проживают там. Мы теперь выехать туда не можем, нам запрещено, я депутат. Почему русские должны прыгать через колючую проволоку, чтобы повидать друг друга? Там такие же люди, наши люди. И воссоединение наших народов должно произойти. Но не так, как предлагают порой.

- Западу наша интеграция не нужна. Как развивать союз наших государств, чтобы было лучшее взаимопонимание?

- Нам в СГ нужно иметь сильные СМИ. И газеты, и радио, и телевидение, с хорошим охватом, пока того, что есть, явно недостаточно. И чтобы там была пропаганда на объединение, а не на разъединение.

Разговариваю с белорусами - почти у всех родственники - у кого в Москве, у кого в Санкт-Петербурге. Они в этих и других городах бывают постоянно. У нас много людей из Беларуси работают, в том числе в Госдуме. И я не вижу отторжения России. Много зависит от того, как будут договариваться наши президенты.

- Вы работаете в Комиссии Парламентского Собрания Союза Беларуси и России по бюджету и финансам. Что может придать импульс развитию союза?

- Исполнение бюджета Союзного государства стало гораздо лучше. Не выполнялись программы, деньги оставались и переходили из года в год. В этом году мы добираем последние из неосвоенных 500 миллионов рублей. Хорошие заделы есть. Например, в области культурных связей. Можем проводить и фестиваль «Славянский базар» на высоком уровне, ремонтируем Брестскую крепость, другие памятники. Есть у нашего СГ и очень серьезные задачи, например, медицина, последствия чернобыльской катастрофы. Лечим людей, институты за счет средств бюджета продолжают заниматься проблемами радиологии.

Еще у нас хорошие программы по военно-промышленной тематике, бюджет примерно полтора миллиарда. Удалось сохранить все единое технологическое пространство, например, самолеты российские ремонтируют в Беларуси вполне качественно. Шасси для ракетных установок тоже делают в союзной стране. Неплохие кооперационные связи и по электронике, по компьютерной технике. По сельскому хозяйству успехи не такие серьезные.

По программе «Топинамбур» ученые Беларуси неплохо изучили эту культуру и разработали технологии производства продуктов из корнеплода - например, для диабетиков - подсластители, мука, всего 37 продуктов. В России есть площади для возделывания, но не посадили ни одного гектара. Даже если есть технологически удачные решения, не идут они в серию, включаются тормоза.

Причины: у нас нет союзной собственности. Была бы такая собственность, мы бы те же суперкомпьютеры поставили на поток, вывели на продажи и получили прибыль. Но если затевать союзную собственность - это целая история, нужны другие институты государства. Совет Министров СГ должен получить рабочие, действительные полномочия, и дело пойдет.

ПО-БРАТСКИ ИЛИ ПО-КОММЕРЧЕСКИ?

- Можно ли выработать взаимоприемлемое решение по поставкам российской нефти в Беларусь?

- По нефтяным переговорам мне, например, ближе позиция Беларуси. Считаю, что Лукашенко верно говорит: у нас общая граница, почему мы должны продавать им нефть и газ по мировым ценам? И не надо проводить пропаганду - это Лукашенко хитрый, что он намеревается получить задарма что-то...

В Беларуси правильно созданы условия, что особо-то там много не приватизируешь. Когда заходит на белорусский НПЗ российская госкомпания «Роснефть» - это понять можно. Но много раз мы отказывались от продукции из Беларуси. С российской стороны считают, что Лукашенко нужно продать белорусскую высокоэффективную промышленность в частные руки. Олигархи у нас раньше что приватизировали - все уничтожили. Если такой бизнес не может управлять, зачем им отдавать? Нужно оставить в государственной собственности.

Источник: Союзное Вече


Ключевые слова: конституция, поправки к бюджету, интеграция

© Парламентское Собрание Союза Беларуси и России

Обратная связь