последние
интервью
31/10/19

30/10/19

30/10/19

Пресс-центр Выступления и интервью

Необходимо создать принципиально новую систему противодействия терроризму

Председатель Комиссии Парламентского Собрания по законодательству и Регламенту Татьяна Москалькова убеждена, что спецслужбы мира должны консолидироваться в борьбе с мировым злом

- Татьяна Николаевна, как людям Земли можно оценивать то, что произошло в пятницу 13-го в Париже?

- Серия терактов во Франции позволяет нам понимать, что начался особый этап развития человечества, или особый этап войны с террористами, как всемирным злом за жизни и здоровье миллионов людей.

Теракты во Франции унесли более полутора сотен людей, мы скорбим вместе с французами, выражаем соболезнование семьям погибших и желаем скорейшего выздоровления тем, кто получил травмы и серьезные ранения.

- Как на это должны реагировать профессионалы?

- На мой взгляд, сегодня все международное профессиональное сообщество, все службы в рамках, как минимум, всех международных актов - о терроризме, о борьбе с терроризмом, о выявлении баз их подготовки должны консолидироваться и выработать меры противодействия – но не в отдельно взятой стране, а интеграционно.

На площадке СНГ есть эффективная структура – Организация договора о коллективной безопасности - ОДКБ - с наработанной методикой и планом действий. Есть центр подготовки специалистов по борьбе с терроризмом во Всероссийском НИИ при МВД России, специальные подразделения в ФСБ, МВД, в которых работают высокопрофессиональные сотрудники спецподразделений.

- На этом фоне странным выглядит предложение правительства заморозить заработную плату силовиков в следующем году: ведь тотальная борьба с террористами только начинается. 

- Вы правы: секвестрование бюджета на содержание МВД и других правоохранительных органов в то время, когда уровень опасности новых вызовов и угроз многократно увеличился, совершенно неоправданно. В списке тех, кому предложено заморозить заработную плату, - сотрудники ФСБ, те, кто профессионально борется с терроризмом, участвует в антитеррористической операции на территории Сирии, сотрудникам ФСКН – по незаконному обороту наркотиков. А на фоне инфляции, которая у нас официально 6 процентов, а фактически 11, это приведет к падению уровня жизни семей военнослужащих и тех, кто, рискуя жизнью, стоит на страже нашей безопасности. Это с неизбежностью приведет и к снижению уровня безопасности, и, вполне вероятно, к новому витку коррупции и снижению престижа профессии.

- Но, может быть, президент не поставит свою подпись под таким законом?

- Хочется надеяться, что Владимир Путин его действительно не подпишет. Сотрудники, которые стоят на передовых позициях борьбы с терроризмом, не должны ни в чем нуждаться, не должно сокращаться финансирование нанотехнологий, с помощью которых можно установить личность, которая находится в розыске, в том числе в местах большого скопления народа, на которую есть данные об участии в террористических операциях и организациях.

Такие наработки есть в специализированных подразделениях правоохранительных органов.

На мой взгляд, необходимо пересмотреть вопросы государственной финансовой и технической поддержки, чтобы создать принципиально новую систему противодействия терроризму как в техническом, так и в профилактическом плане. 

- Европейские коллеги будут взаимодействовать с Россией?

- Никаких сомнений на этот счет у меня нет. Никогда и никакие политика или санкции не разводили профессионалов спецслужб.

В прошлом году, например, женщины-офицеры из московской полиции в самый разгар антироссийской информационной компании выезжали на международный полицейский форум женщин. И никаких препятствий не встретили.

Профессионалы вне политики. Об этом было сказано и в нашем первом законе о милиции 1991 года, и в законе о полиции 2011 года: сотрудники органов внутренних дел не могут участвовать в деятельности партий. Главный принцип деятельности органов внутренних дел - «МВД – вне политики».

Поэтому я уверена, что спецслужбы готовы консолидироваться и делиться необходимой информацией о лицах, которые подозреваются в участии террористических организациях, и даже оперативно-розыскными сведениями. Если это будет во благо. 

- Что может помешать объединиться в борьбе против мирового зла?

- Напрямую главы государств не высказываются в поддержку террористов. Но некие выводы можно сделать по тому, что фактически должные меры не принимаются. Россия, понимая, что это имитация борьбы с терроризмом, вступила с ним в непримиримую войну и взяла на себя тяжелую миссию уничтожения центра международного терроризма.

Официально все государства действительно заявляют о необходимости борьбы с ним, но у них разные понятия о том, что такое террорист и терроризм. Иногда их называют «повстанцами» или «борцами за свободу».

Вопрос: свободу от чего и борьбу за что?

Если за вседозволенность держать всех в страхе и совершать страшные злодеяния против мира, человечества, личности, то они не повстанцы, а преступники, которые должны быть уничтожены. 


Источник: Союзное вече

Ключевые слова: Франция, терракт

© Парламентское Собрание Союза Беларуси и России

Обратная связь