Эксперты обсуждают особенности предстоящих учений «Запад-2021»

Источник: СБ Беларусь cегодня (sb.by)
07.09.2021

Уже в эту пятницу Беларусь и Россия превратятся в импровизированную арену боевых действий. На полутора десятках полигонов наших стран стартуют совместные ...

Уже в эту пятницу Беларусь и Россия превратятся в импровизированную арену боевых действий. На полутора десятках полигонов наших стран стартуют совместные учения «Запад-2021». В их основе лежит сценарий развязывания агрессии против Союзного государства. И это повод обсудить не только сами маневры, но и готовность наших армий выполнять задачи, а также геополитическую обстановку, политику двойных стандартов, складывающийся информационный шум и даже вывод американских войск из Афганистана. Наши собеседники - заместитель начальника Генерального штаба Вооруженных Сил по научной работе Николай Бузин, председатель Постоянной комиссии Совета Республики Национального собрания по международным делам и национальной безопасности Сергей Рачков, а также эксперт по национальной безопасности Александр Тищенко.


   Сергей Рачков.

фото Юрия Мозолевского.
  Николай Бузин.

фото Виталия Пивоварчика.
  Александр Тищенко.

фото Александра Кулевского.

О необходимости данных учений и их традиционном формате

С. Рачков: Учения «Запад-2021» необходимы, здесь даже речи не должно идти о том, что это трата серьезных ресурсов впустую. Проводились эти маневры еще в советское время, когда Беларусь была западным рубежом ­СССР. Теперь же наша страна является западным форпостом Союзного государства, а потому должна быть закрыта на крепкий замок. Особенно сейчас, когда мы видим, что происходит по периметру нашей границы. Активизировалось ­НАТО. Оно проводит ряд маневров и учебных мероприятий с участием войск стран-союзников, усиливает свои военизированные формирования. Наши соседи должны понимать, что проводимые нами учения - плановые. Они не являются угрозой странам Запада. Но если вдруг гибридная война, которая сейчас ведется против нашего государства, перейдет в горячую фазу, то вооруженные силы как Беларуси, так и Российской Федерации должны быть переформатированы и учитывать все особенности возможных вооруженных конфликтов.

Н. Бузин: Любая армия создана для решения определенных задач. Главная из них - обеспечение национальной безопасности и территориальной целостности государства. Ее нельзя решить без тренировки сил и средств. Какими бы мы ни были продвинутыми и умными, ближайшее десятилетие вооруженное противоборство, в том числе межгосударственное, не сумеет стать полностью дистанционным. Исходя из этих реалий надо подходить и  к сегодняшним учениям. Их формат действительно традиционный. Мы много лет с периодичностью раз в два года проводим данные мероприятия. 
Какая цель? Оценить возможности нашей группировки на данном направлении адекватно реагировать на угрозы и вызовы обстановки. Организовать взаимодействие на межгосударственном уровне и  на уровне военной организации государства, проверить все возможные системы обеспечения, которые постоянно эволюционируют, развиваются и достигают определенного уровня. Отсюда и такая периодичность. Поэтому мы и делаем «контрольные срезы». И это международная практика.  Каждый год в мире проходят сотни учений. В Европе - десятки. Одно ­НАТО ежегодно проводит до сотни учений различного уровня. Поэтому говорить о наших учениях как об экстраординарных даже не приходится.

А. Тищенко: Любое учение - это не только боевое слаживание, это прежде всего «мозговой штурм». Попытка взглянуть на какие-то военные опасности и угрозы с иной стороны. Тем более что войны и конфликты сегодня стали другими. Традиционные форматы сменились гибридными. И некоторые эксперты предрекают вирусный характер их распространения. Поэтому любое учение - это не просто демонстрация, не просто тренировка ресурсов, но и определенного рода исследование на практике своих возможностей. 

Об учениях как геополитическом инструменте для поддержания мира в регионе

Н. Бузин: Можно ли говорить о том, что данные учения являются геополитическим инструментом для поддержания мира в регионе? Частично да. Это однозначно элемент сдерживания. Мы демонстрируем нашим соседям, возможным оппонентам, что на данном направлении есть силы, средства для решения задач и обеспечения соответствующих паритетов в данном регионе. Ведь обратите внимание, мы за все годы независимости никогда никому не угрожали, ни к кому не предъявляли претензии. Но с достаточно высокой периодичностью пытаются грозить нам: то санкциями, то еще чем-то. А ведь сегодня ни один элемент межгосударственных отношений не решается без поддержки сил. И то, о чем заявил президент США, что они наконец-то не будут использовать военную силу для решения геополитических задач, это не более чем демагогия в рамках противостояния политических элит, которые сейчас решают собственные проблемы, но никоим образом не проблемы мира. 

С. Рачков: Нашу страну в прошлом году попытались втянуть в геополитические игры серьезных мировых игроков. С одной стороны, из-за нашего географического положения - фактически мы находимся между Востоком и Западом, а  с другой - из-за наших действий по экономической интеграции с Российской Федерацией в рамках Союзного государства. Это рассматривается Западом как определенная угроза. 
Еще раз подчеркну - мы никому не угрожаем, но реально оцениваем ситуацию, которая складывается в мире и  в евроатлантическом пространстве, где ­НАТО наращивает свое присутствие. Поэтому мы должны быть готовы к любому развитию событий и демонстрировать это в том числе при помощи учений.

О влиянии на замысел складывающейся вокруг наших границ обстановки

Н. Бузин: Нынешняя геополитическая обстановка, на фоне которой пройдет «Запад-2021», - это обычная обстановка учений, реально вложенная в те сценарии, которые мы будем обкатывать. Есть там и миграционная составляющая, и защита госграницы, и противодействие всевозможным экстремистским направлениям. Плюс, наверное, мы должны сказать об информационном воздействии, о котором раньше всегда скромно умалчивали. Говорили: «Мы занимаемся исключительно обороноспособностью». Да, обороняем собственное государство, не претендуем на чужие территории, не собираемся наступать до Ла-Манша, но мы не будем смотреть, когда нас оскорбляют, пытаются каким-то образом унизить или ущемить наши национальные интересы. Мы готовы их защищать. 
Постулат, который когда-то был растиражирован средствами массовой информации, что военные готовятся к прошедшим войнам, давно не соответствует действительности. Это клише, которое кому-то выгодно или удобно. Именно сегодня военная наука и военное искусство идут впереди.  Любые вопросы, связанные с дестабилизацией обстановки государств, в том числе с использованием новых средств поражения, нами прогнозируются и закладываются в проводимые учения. Например, элементы того, что происходит сегодня, мы обкатывали лет пять назад. Готовили механизмы нейтрализации этих угроз. А главное, совершенствовали военную организацию государств, всю систему их управления.

С. Рачков: В последние годы замысел большинства крупных учений остается неизменным - это противостояние террористической угрозе. Думаю, что и учения «Запад-2021» будут в значительной степени ориентированы на отработку противостояния именно ей. Кстати, несмотря на то что мероприятие - военное, меня как сенатора пригласили на его заключительный этап, чтобы я с точки зрения парламентария мог оценить его мирный характер.

А. Тищенко: На учениях учитываются все нюансы. Тем более что вызовы нынче носят не просто военный, а военно-политический характер. 
Любая проблема, которая возникает на наших границах либо в той же Европе, вызывает реакцию, в том числе и военно-политических сил. Возьмем миграционный кризис. Кого бросили на усиление поляки, литовцы, латыши? Армию. 

Об учениях ­НАТО у наших границ и информационных нападках со стороны коллективного Запада

Н. Бузин: Назовите хоть один вооруженный конфликт или войну, в которой принимала участие Беларусь за последние тридцать лет? Такого нет. 
Поэтому учения ­НАТО вдоль наших границ, а также попытка обвинить наши страны в проведении «Запад-2021» - это чисто политическая эйфория. Способ свалить с больной головы на здоровую.  Ну и, наверное, все-таки политический заказ. 

Мы давно говорим о том, что готовы жить со всеми в гармонии. В том числе призываем к этому все европейские страны. Но вы же помните: хочешь мира - готовься к войне. Сегодня в мире военная сила остается тем инструментарием, без которого нельзя обеспечить благосостояние государства. Открытой войны с нами боятся. Мы способны за себя постоять, ответить на определенные действия. И уже это поняли все. Тем не менее кое у кого есть желание дестабилизировать обстановку в регионе, показать, что Республика Беларусь и Российская Федерация нагнетают обстановку. Но это не так. Мы проводим плановые учения каждые два года. И не каждый раз они проходят на территории нашей страны. В прошлый раз они были на территории Российской Федерации. Главная цель - взаимодействие, отработка совместного выполнения отдельных задач. ­НАТО этим занимается 70 лет и  в различных точках Европы. И никто об этом ничего не говорит. А мы сегодня с вами оказываемся «страшилкой для Европы». Для чего это нужно? Самое главное сегодня - ­НАТО трещит по швам. Происходит передел мира. Реально появились новые центры силы. Но каким-то образом хочется продолжать жить так, как жили. Изменений сегодняшнему Западу не хочется. И впервые за много лет какая-то маленькая среднестатистическая Беларусь проводит собственную политику, говорит, что будет жить своим умом и пытается это соответствующим образом осуществить. На нас не действуют ни санкции, ни попытки революций, ни попытки шатать государство. Второй момент - есть необходимость увеличить собственные военные бюджеты. Поэтому конечная цель информационных нападок в наш адрес - показать, что это необходимо. А для реализации нужен общий враг. Много лет назад им выступал Советский Союз. Когда-то на определенном этапе - Афганистан, куда ­НАТО заходило в полном составе со всеми контингентами Сейчас есть Россия. Но ее трогать особо нельзя. Это ядерное государство с мощнейшими Вооруженными силами и умением воевать, что было показано в Сирии. Осталась Беларусь. Страна, которая на общем фоне выбивается из общей палитры. И ее, по их мнению, надо как можно больше демонизировать. 

С. Рачков: То, что сейчас делают Польша, Литва, Латвия на нашей границе, причем совместно, можно рассматривать как элемент той гибридной информационной войны, которую развернули против Беларуси. Однако не стоит забывать, что основная стрела направлена в сторону Российской Федерации. Поэтому учения, которые сейчас проходят в Латвии, еще раз доказывают, что страны ­НАТО наращивают свое военное присутствие в нашем субрегионе. Мы должны со всей серьезностью подходить к этим событиям, анализировать и рассматривать возможные меры противодействия и усиления своей готовности.
Ведь именно западные страны особенно активно используют политику двойных стандартов. И, как правило, речь идет о национальных интересах того или иного государства или военно-политического блока. Обвиняя Россию в агрессивной политике, они выдают желаемое за действительное для того, чтобы самим нарастить свое военное присутствие в этом регионе. А. Тищенко: Риторика, которая в отношении Беларуси ведется нашими соседями, это не более чем попытка прикрыть собственную политику военно-политическими заявлениями. Это противостояние в последнее время, к сожалению, приобретает совсем нехорошую активность. Подобная эскалация в данном случае стала тенденцией не только у нас, но и  в мире. Американцы, например, 20 лет назад в Афганистан заходили под маркой борьбы с терроризмом. И кто теперь пришел к власти после их ухода? Те, против кого они, собственно говоря, заявляли, что борются. Только если раньше «Талибан» представлял собой отдельные разрозненные группировки, объединенные определенной идеей, то сегодня это серьезная военно-политическая организация, которая решает задачи уже государственного масштаба и  с которой считаются. Которые, плюс ко всему, благодаря американцам оказались серьезно вооружены и оснащены современнейшим вооружением!
Складывается ощущение, что два десятка лет в Афганистане сражались не с террористами, а создавали некую силу на подбрюшье СНГ и Китая. Из всего этого можно сделать вывод, что цель современной войны - вовсе не победа, а создание новых опасных условий вокруг своего противника. 

Об уровне оснащенности наших Вооруженных Сил

Н. Бузин: Этому уделяется огромное внимание Правительства и лично Президента. С точки зрения ВВС и войск ПВО у нас очень высокий и качественный уровень укомплектованности. С точки зрения радиоэлектронной борьбы и разведки за последние десятилетия мы практически процентов на 50 обновили парк наших сил и средств. 
То, что мы имеем сегодня на вооружении, - это очень качественные образцы, позволяющие решать, наверное, практически все задачи по обеспечению обороноспособности государства.  Мы способны действовать на земле, в воздухе, киберпространстве, информационной сфере. И все это новейшее вооружение разрабатывалось нашим военно-промышленным комплексом с использованием потенциала научной общественности и промышленности. Естественно, при помощи ближайших союзников - Российской Федерации, Китайской Народной Республики и других государств, которые имеют с нами тесные взаимоотношения.

С. Рачков: Оснащенность наших Вооруженных Сил соответствует тем формам современных военных конфликтов, которые возможны. Президент неоднократно подчеркивал, что за последние несколько десятилетий мы не раз реорганизовывали военную структуру. Недавно Александр Лукашенко говорил и  о том, что мы готовы приобрести С-400 для того, чтобы усилить противовоздушную оборону. Как свою, так и Российской Федерации, Союзного государства. Поставки новых самолетов Су-30СМ также идут в этом контексте. Развиваем и собственное стрелковое вооружение, которое в своей технологичности значительно шагнуло вперед. 
Разработки нашего военно-промышленного комплекса часто выставляются на специализированных выставках, например, в Арабских Эмиратах, Египте, где нашу военную технику знают и приобретают.  А. Тищенко: Наша оснащенность в последние годы резко возросла. Очень много внимания уделяется беспилотной технике, вопросам искусственного интеллекта, решению задач цифровыми формами и методами. На сегодняшний день скорость реагирования с учетом новых технологий должна быть очень высокой.